?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие 10

3 окт, 2011

(без темы)


Visit Nikonomania.ru

29 окт, 2010

(без темы)

Цветовой тест




Пройти тест в блоге Василия Планкина

31 авг, 2010

(без темы)

http://mywishlist.ru/me/shellar/greetinger/index/272197

21 май, 2010

(без темы)

20 май, 2010

Суровая правда жизни)))))

ну да - мыльница. мыльницы говно. извините.
ну да - надо выкинуть мыльницы. сжечь все,
потом надо взять свои говнозеркалки и выкинуть их - чтобы вдребезги,
потом надо взять фуллфрейм типа 1ds и отказаться от него, перейдя на плёнку. Мне всё известно, вы не думайте.
А лучший объектив - это антикварный гелиос 40/1.5 или сколько он там, с ручным фокусом.
А портреты надо снимать в студии, используя 70-200/2.8 IS
а 50/1.4 - говно, потому что у него некошерное бокэ.
Если вы сняли фотку красиво и контрастно - это унылое говно, так все снимают, поэтому надо снимать совсем не так.
Если вы перешли на плёнку - выкиньте фотоаппарат, потому что это не лейка. А если у вас лейка, то вы - говнофотограф, потому что 35 - это не тру, а средний формат это тру, вам нужна мамия или на худой конец хассельблад.
Если вы зарабатываете фотографией деньги - вы двойное говно, потому что вы не профи, а просто зарабатываете деньги. Типа грузчик.
Если вы обрабатываете фотографии в фотошопе - вы не умеете снимать и стесняетесь этого, а если не обрабатываете - вы не умеете работать с фотошопом.
Красивая фотография, на которую потрачено время и, возможно, деньги, которая всем везде нравится -это говно, потому что попса.

18 фев, 2010

(без темы)




Льюис Керролл, Тим Бартон, Джонни Депп, Хеленна Ботнем-Картер и IMAX, какие еще тут могут быть вопросы или доводы?))

15 фев, 2010

.....

Метки:

26 июн, 2009

Культурная полиция

Я махнул жезлом, и лазурный Лексус «Винтаж» остановился. Клаус направил автомат в сторону водительской двери. Зеркальное стекло плавно опустилось. Из салона повеяло утренним кофе в сочетании с легким дымком кубинской сигары.
Дорогой запах. Судя по умопомрачительному аромату, синтезатор у владельца машины стоил как моя годовая зарплата.
Загорелый сухощавый мужчина с волосами «соль с перцем» протянул темно синий квадратик удостоверения.
Синий плюс! Выше только фиолетовый и фиолетовый плюс. Наверное, важная шишка. У меня у самого - зеленый минус.
Я с невозмутимым видом изучил голограммы, и протянул пластик обратно.
- Белеет парус одинокий…
- В тумане моря голубом, - мягким баритоном ответил мужчина.
- Что ищет он в стране далекой? – продолжил я.
- Что кинул он в краю родном? – печально произнес водитель.
- Автор?
- Лермонтов Михаил Юрьевич.
- Основоположник стиля регтайм?
- Бен Харней из Луисвилла. Но настоящим классиком стал гениальный Скотт Джоплин.
- Чьи тенденции одержали верх по итогам последних показов в Милане?
- Луиджи Инзаги. Двубортные удлиненные пиджаки. Сухой асфальт, фиолет, пурпур, бордо.
Только после этого я козырнул, и представился:
- Старший сержант Кашира, культурная полиция. Простите, сударь, но согласно закону о подтверждении статуса, я был обязан убедиться в том, что вы действительно…
- Не продолжайте сержант, – перебил меня владелец лексуса. Вы отлично несете службу. Благодаря таким как вы, в наше просвещенное общество не проникают всяческие узколобые мещане. Будьте любезны, ваши документы.
Я извлек из нагрудного кармана салатового цвета пластик, и протянул в окно.
Наманикюренные пальцы взяли удостоверение за самый уголок. Мужчина достал миниатюрный сканер, выполненный в форме курительной трубки, и провел над пластиком. Раздался слабый писк, и удостоверение замерцало.
- Я внес полтора балла на ваш аккаунт. Половину балла снял за ботинки. Ваши гриндерсы уже три месяца как не в моде. Следите за собой, сержант. Удачной службы.
Лексус бесшумно отъехал. Выхлоп был с вишневой отдушкой.
Вот гадство. Я осмотрел свои розово-красные ботинки на протекторе, и нашел их вполне стильными. С тех пор, как отменили униформу, для меня стало большой проблемой подбирать себе гардероб для службы. Я всячески старался развивать вкус, но результаты пока не радовали. Два раза я получал взыскания на строевых смотрах по внешнему виду. Один раз за ординарность, а второй за безвкусицу. Меня даже чуть не разжаловали на лычку. И не дай, бог усмотрят подражание кому-нибудь. Тогда вообще труба.
Клаус ржал.
- Я же тебе говорил, что твои говнодавы отстой! Ты не слушал. Вот и получи!
- Ты как разговариваешь со старшими по званию?!- рявкнул я.
Клаус пропустил окрик мимо ушей, и стал поправлять новый бронник фисташкового цвета от Труссарди. В кредит взял, идиот.
- Ты чем злорадствовать лучше расскажи, что там с твоим зятем?
Напарник помрачнел.
- Восемь лет дали. Пятьсот вторая – мещанство с отягчающими. Красный уровень - лох. Апелляцию будем подавать, но все равно бестолку.
Я чуть не осел на асфальт.
- Так ведь речь об условном шла, и оранжевый минус ему светил, это максимум!
- Так и было, поначалу. Пока у этого придурка в квартире при обыске, не нашли флэшки с «Ласковым маем» и «Миражом». За попсу, ты знаешь, сейчас могут и десятку впаять!
- Да уж, дела…
Мы замолчали. Клаус достал папиросу с марихуаной и мы закурили.
Я тормознул розовую Тойоту фиоре. Стекло опустилось. За рулем сидела блондинка. Я чуть не выпал в осадок. Блондинки – огромная редкость. Когда вводили запрет на пергидроль, пересажали полстраны. Да и расстреляли не меньше. В некоторых случаях допускалось мелирование, но для этого нужно специальное разрешение с визой генерального стилиста.
Я всматривался в желтый пластик, а сам думал о ней. Меньше, чем пол процента, плюс еще и красивая. Уникальное сочетание!
- Лидер культовой рок группы девяностых, прошлого века, умер в девяносто четвертом. Назовите имя и группу.
- Курт Кобейн, Нирвана. Вышиб себе мозги из ружья. А, может быть, ему помогла женушка Кортни это не доказано.
Голос был низкий с приятной хрипотцой. У меня в груди застучало.
- Назовите двух родоначальников импрессионизма.
- Клод Моне и Огюст Ренуар.
- Столица Австралии?
- Канберра.
Я козырнул.
- Сержант Кашира, культурная полиция. Извините, мадмуазель, но я обязан проверить ваши волосы. Это формальность. Попрошу выйти из машины. Я открыл дверь, и галантно протянул руку даме. Пальцы были тонкими и теплыми. Пульс участился.
Клаус держал блондинку на мушке, пока я ходил в будку за анализатором. Вообще-то я не пользовался анализатором уже года два. Никто в здравом уме не рискнет обесцвечивать волосы. Просто мне хотелось подольше побыть рядом с этой женщиной.
Я подошел, попросил блондинку повернуться, и направил глазок анализатора на волосы. Мои глаза невольно опустились вниз, и я засмотрелся на полноватые округлости под серыми джинсами. Когда я поднял взгляд на монитор, то начисто забыл о своих сексуальных фантазиях. Экран мигал красным. «Внимание пергидроль! Немедленно задержать! При сопротивлении огонь на поражение!»
Я показал Клаусу условный знак из трех пальцев. Он незаметно кивнул, и неслышно опустил предохранитель.
- Извините, мадмуазель. Небольшая неувязка. Попрошу вас пройти в служебное помещение. Я старался говорить ровно, чтобы она не заподозрила подвоха.
Все-таки, она что-то почувствовала, пнула меня каблуком под колено, и рванулась в сторону.
Гавкнула короткая очередь. Клаус действовал по уставу. Она не успела даже добежать до мостовой. Крашеные волосы разметались на асфальте. На белой футболке появилось три больших алых цветка. Стильное сочетание. Из проезжающих машин оглядывались зеваки. Последнее время, отстрел на блокпостах становился редкостью.
Мы с Клаусом получим повышение. Зеленый статус не за горами. Я достал рацию, и вызвал труповозку. Рапорт можно не писать. Камеры все зафиксировали. Сегодня выдался удачный день.
Одного не пойму, на хрена? Такой риск. Странные они все-таки, эти женщины.

© Денис Косолапов, ссылка на оригинал: http://litproekt.livejournal.com/559.html

5 июн, 2009

Глас народа Да пошли вы с вашей Украиной!

Эту фразу сказал мне мой друг в аэропорту Борисполь. Он уже не причислял себя к тем, кто «с Украиной». Он послал меня и всех, кто оставались...



...здесь, подальше. Но я не обиделся. Я знал этого человека очень много лет, и он имел право послать всех нас подальше. Вместе с «нашей Украиной». Но я спросил его – почему? Мы обговаривали это сто раз, и сто раз он выдавал мне один и тот же ответ – «карьера». Его приглашали в ту страну пару раз и вот предложили остаться. Насовсем.

Я в очередной раз спросил с усмешкой друга о том, что он чувствует, покидая, так сказать, Родину, а он мне выдал в несвойственной его интеллигентной натуре манере все, что думал. Прорвало…

- Слушай, вот ты прикалываешься, тебе интересно… А мне неинтересно. Мне вообще не хотелось бы покидать «эту, так сказать Родину». Ты кривляешься, а мне как ножом по сердцу. Но – достало. Просто – все достало до печенок.

Смотри – мы с тобой родились и жили в нормальном, интеллигентном городе. Этот город сейчас превратился в помойку, куда весь человеческий мусор со всей Украины свозят. От жлобов не продохнуть, от чертухаев этих… Ты знаешь, что мне довелось два месяца проработать под началом одного такого? Оно писать без ошибок не умеет, но считает себя кем-то. Фото Лорак, такой же жлобишки, над столом повесил…

Ты помнишь, какую музыку мы слушали? Это было что-то настоящее. Что сейчас тут слушают? Поплавских да Могилевских? А, извини… Забыл… Еще есть у нас группа «Гавана»… Слушай, не в музыке дело, не в кино и не в книгах. Дело во всем! Все вместе, вся эта ржавчина – достала.

Нам рассказывают сейчас, что, мол, мы жили при таком отвратительном строе, что, мол, всех нас имели… Кто имел? Леня Брежнев меня имел? Да клал я на него. И КГБ за мною не следил, и вообще… Мне тогда дышалось, а сейчас тут смердит. От всего этого народа тупоголового. Почему тупоголового? Да потому что его нагибают сто раз, а он готов опять задницу подставить – поимейте меня в сто первый!

Вот ты думаешь, что тут когда-нибудь будет лучше? Да никогда здесь лучше не станет. В этой стране год от года все только хуже будет. Знаешь почему? Потому что у власти – быдло. А быдло нажраться не может. Быдло будет грести под себя ложками, лопатами совковыми, экскаваторами. У Коновалюка конюшня в две сотни голов, у Зварыча – конюшня, у всех конюшни. Они лошадей по сто-двести тысяч покупают. А потом рассказывают на программе у Шустера о том, как душа болит за народ. Литвин, вон, глянь – вообще, голоса втупую скупил по сто гривен, а теперь между струек без зонтика бегает. «От дивлюсь я на вас і не розумію – хто з вас про народ подумає?» Мля, ты, наверное, подумаешь! Достало это все. Поверь - такие не насытятся никогда.

Это потому, что их родители за плугом ходили, дерьмо коровье нюхали. Эти жирнозадые в детстве недоедали, так теперь наверстывают. А теперь у этих жлобов костюмы по тридцать штук зеленых. Вот ты мне скажи – на кой хрен этим колхозникам костюмы по тридцать тысяч??? Они в хатынках жили, так им теперь дворцы подавай. И не где-нибудь, а непременно в Киеве.

Они сейчас потихоньку всю землю скупят, паны эти новоявленные, и все – каюк. Чье это озеро? Это озеро какого-нибудь Павлычко. А это чье поле? Это поле Яворивского. А этот лес – Балоги и так далее. Все. Украины не станет как таковой. Все скуплено, все раскуплено. А потом они сделают то, что сейчас делаю я – уроют отсюда куда глаза глядят. И отправятся туда, где сейчас их дети учатся. Из этой земли все выжимают. Последние соки. Продают все, что видят. Заводы, комбинаты, порты… Ты на диктофон что ли пишешь? Ну, пиши. Когда продавать нечего станет – обложат налогом этот долготерпеливый народец.

А что? Налог на воздух, налог на чихание, на пердеж. И народ скушает – не подавится. Мы на них пашем! 99% населения пашет на 1%. Где еще такое есть? Я другой такой страны не знаю… Нам еще палату лордов в Раду ввести осталось – и полный блеск будет. А народ будет терпеть. Вот недавно смотрел по телевизору драку за дешевое мясо. Мне так стыдно стало. И стыдно, и жалко этих людей, и злость на них. Все в кучу. Как так можно жить? Ну, вы же люди все-таки, а не животные. Дерутся за это мясо, плачут…

Как решить? Слушай, я не знаю. Я не политик, я в другой области специалист. У нас вообще советы любят давать голодранцы. Обрати внимание – чем глуше село, тем серьезнее в политике разбираются. В руках тысячи долларов не держали, а рассуждают, как с бюджетом разрулить. Вот такие и приходят во власть. Ему не тысячу, ему десять положат – и пропал. Сгорел, блин, на работе. Как с 17 года повелось, так и сейчас катится. Холопы при власти – страшная штука.

А то, что общество фашизируется, тебя не волнует? Ты глянь, что наш гарант делает – он решил здесь Германию 34-го года построить. Ты писал про Бандеру, но это только верхушка айсберга. Вот 9 мая будет – посмотришь, сколько уродов сползется ветеранов бить. А на ветеранов глянь – нищие, затюканные какие-то. Им скоро стыдно будет ордена надевать. Они же оккупанты, мля, оказывается… А дивизии СС памятник строят очередной… Все это неспроста. Ты думаешь, менты не могли бы взять всех скопом – скинов, руководителей их? Да я уверен, что всех знают по фамилиям. Но это политика такая: если нет вообще ни фига, то будем бить на то, что мы украинцы. Это политика нищих. Мы нищие, голодранцы, над нами весь мир потешается. Но мы – украинцы! Значит, уже этим лучше черножопых, кацапов, бульбашей… Политика дебилов. Я не хочу, чтобы мой сын здесь жил. Читал эту хрень в учебниках истории, смотрел на дебилов в эсэсовской форме по телевизору.

Можешь считать меня не патриотом. Но я не знаю, что здесь ловить, и не вижу перспективы у этой страны. И поверь мне на слово – если бы я видел хоть малейшую перспективу, я бы не уезжал сейчас. Я жил бы здесь на свои полторы тысячи долларов в месяц и верил бы в лучшее. И работал бы на будущее. Но будущего у этой земли нет. Я буду скучать, как скучают все бывшие, я буду приезжать сюда и плакать от ностальгии. Но любить на расстоянии – это совсем другое. Все. Пока. Завтра напишу, как устроился…

Мы обнялись, и он пошел. Не оглянулся. А я смотрел в его спину и понимал, что он прав. Прав во всем практически. А потом я ехал от аэропорта по единственной, наверное, в Украине качественной дороге и смотрел на самолет, сжимающийся до маленькой точки в пасмурном небе. Летел ли мой друг в этом самолете – не знаю. Но сколько людей с такими же, как у него, мыслями, смотрели в тот миг в иллюминаторы исчезающего за тучами самолета на эту землю? Они смотрели на поля, леса, города и прощались с этой землей, у которой нет будущего, навсегда…

Анатолий Шарий



http://from-ua.com/voice/2e2c289cee2ee.html


________________________________________________________________________________________________
А вот даже не знаю что добавить...ну правда всё и не попреш. Люблю нашу страну, люблю наш город. даже людейи тех люблю хоть и не всех....но правда ведь. И это обидно...За страну, за людей, а больше за детей своих...
 

8 май, 2009

Чат моего детства

Предыдущие 10